топографическая карта

«Бродя» по ЖЖешкам пользователей, оставляющих комментарии у тех блогеров, что я периодически читаю, нашёл интересный пост о «признании в любви к карте».
Темя для меня довольно близкая т.к. я сам люблю карты. Хотя если быть точным, то не все карты, а топографические.
Мне любовь к топографическим картам привили преподаватели на занятиях по военной-топографии, а выполняя работы, по обновлению топографических карт масштаба 1:25000, я эту любовь «закрепил».
Топографические карты, выпускавшиеся в Советском Союзе, были лучшими в мире и это не пустые слова. Требования к бумаге и краске, которые применялись при их изготовлении, были очень высоки, в связи с этим карту можно было неоднократно складывать; «дырявить» циркулем измерителем (для снятия координат объектов или измерения расстояния между точками местности); мочить под дождём; наносить тактическую обстановку (постоянно, что-то подтирая и исправляя), но бумага не рвалась, а краска не смывалась. Картографические условные знаки, применяющиеся на «наших» топографических картах отличаются хорошей наглядностью (интуитивно понятны, даже «неподготовленному обывателю») и в тоже время строгой геометрией. Удачно подобранна «линейка масштабного ряда» для топографических карт. В зависимости от решаемой задачи пользователь может выбрать ту карту, которая для этой цели ему юольше подходит. Например, при движении пешком по незнакомой местности «бедной на ориентиры» лучше пользоваться картой масштаба 1:50 000 (в обиходе её называют «полтинник» 1см на карте = 500 метрам на местности) или 1:100 000 («сотка» или как иногда говорят километровка т.к. 1см = 1км), а при движении на транспортном средстве, когда один пейзаж за окном быстро сменяется другим, больше подходит 1:200 000 («двухсотка» 1 см = 2 км). Много хорошего ещё можно сказать о за рамочном оформлении карты (а если говорить о «двухсотке» то обязательно стоит вспомнить справку о местности «с тыльной» стороны карты), километровой сетке и … но пожалуй на этом остановлюсь.
Топографические карты, выпускающиеся в «современной» России, являются «наследницами» советских карт. К сожалению, наследство оказалось не преумноженным, а растерянным. ГОСТы по качеству, бумаги и краски применяемым при изготовлении топографических карт, оказались упрощены. Высококлассные специалисты, которые занимались подготовкой карт к изданию, состарились и ушли на пенсию (не все, но многие!). В связи с этим, лист топографической карты, изданный в последние годы отличается от аналогичного листа изданного, как сейчас принято говорить, во время «совка» низким качеством материала и явно уступает в художественном оформлении.
В наш век информационных технологий на смену топографическим картам на бумажной основе (в отдельной научно-технической литературе, для обозначения таких карт, иногда применяется термин «аналоговая топографическая карта») приходит электронная топографическая карта (этк). Применение современных вычислительных средств и методов упрощают работу с такой картой. Теперь стало возможным, в считанные секунды определить координаты и высоты точек местности, измерить расстояние между объектами или проложить между ними оптимальный маршрут и выполнить много других прикладных задач (на решение которых при работе с бумажной картой требовались минуты – десятки минут). Разница в «чтении» топографической карты на бумаге или на экране навигатора (мониторе компьютера) существенная!!! Электронные топографические карты отличает от их бумажных аналогов, низкий художественный уровень. Чем это вызвано и как существенно отличается бумажная топографическая карта и её электронный аналог это уже тема другой статьи.

Игорь Растеряев

 

Не давно коллега по работе дал послушать песню Игоря Растеряева «Георгиевская лента». Песня мне очень понравилась. И я «полез в Интернет», что бы лучше познакомиться с его творчеством (кому интересно http://www.igorrasteryaev.ru/ )

На фоне приближающегося праздника решил выложить на своей ЖЖешке пару его творений.



 

Великая Суббота

У каждого из нас есть приятные воспоминания о детстве. С годами они потихоньку стираются из памяти и «видеоролики эпизодов» превращаются в «фотографии мгновений».

У кого то эти воспоминания связаны с определённой личностью и её действиями например сильные руки отца поднявшие и перенёсшие через лужу или мягкие руки матери ласкающие ушибленное место. Иногда приятные воспоминания ассоциируются с событиями, к примеру, запах ёлки и мандаринов на новый год или задувание свечей на торте во время своего дня рождения.

Для меня самое яркое и приятное воспоминание из детства связано как с личностью, так и с событием.

Самым отмечаемым в нашей семье праздником был вовсе не новый год, а Светлое Христово Воскресенье. Бабушка пекла куличи и красила яйца, а мы с отцом ходили их освещать.

Тесто для куличей, бабушка замешивала в большом эмалированном ведре, а запекала их в духовке газовой плиты. Формами для них служили консервные банки. Банки были большие на несколько литров, но была и одна маленькая из под тушёнки (300 граммовая) в ней куличи пеклись для любимого внучка (т.е. для меня). Верх куличей мазался специальной пастой для приготовления которой использовался один стакан сахара и один белок куриного яйца и всё это тщательно взбивалось (как правило, за приготовление этой пасты отвечал я). Яйца красились шелухой от лука которую собирали в течении года.

И вот она настала – Великая Суббота. Взяв с собой куличи, крашенные яйца, небольшой кусочек сала и соль (не спрашивайте, почему мы также освещали сало и соль, такая традиция была у нас в семье, а чем она была вызвана мне то неведомо, а спросить уже не у кого) мы с отцом шли освящать это в Богоявленский собор нашего города.

Самое яркое воспоминание это как мы с отцом спускаемся к Храму. Как часто это бывает, на Великую Субботу, ярко светит солнце и природа уже не просто проснулась после зимней спячки, она уже начинает «цвести и распускаться». Собор стоит на берегу реки и дорога по которой мы идём спускается вниз. Идти легко и приятно, вот виден сам Храм. Ещё недавно это был склад, и вот только последние пару лет как его передали Церкви. Но он уже свежее покрашен и леса с него сняты. Отец идёт рядом и мы о чём то с ним разговариваем, а на душе предвкушение праздника. Тогда я не осознавал до конца, что же это за праздник, я его не понимал, я его чувствовал. Думаю, что это чувство подогревалось во мне Благодатным Огнём сходящим в это время где то там, далеко, в Иерусалиме. То Чудо о котором я тогда даже и не догадывался, но это то Чудо которое до сих пор проповедует о Воскресении Христовом!

И вот опять была Великая суббота, я с женой и сыном ходил в тот же Храм освещать кулич и яйца (кулич купили в Храме, а яйца красила супруга). Как и тогда прекрасная погода, как и тогда рядом со мной любимые мне люди. Жизнь продолжается!